Из подслушанного

по дороге в школу. Папа объясняет сыну-второкласснику:
- Есть предложения, в которых вообще нет ни подлежащего, ни сказуемого.
- Как это?
- Ну например, "Вот папа". Нет сказуемого, нет подлежащего.
- А "папа", - резонно спрашивает сын.
- А "папа" - это ПАССИВ!

Про Мамонтова

Передача А. Мамонтова была скорее просветительская (жаль, что не все могут просвещаться по ночам). В ней самое главное – его фильм и интервью с девушками. Если раньше у меня не было своего мнения о последних, то увиденное заставило задуматься.

Ну не могут заключенные так благодушествовать в СИЗО. Ну не могут они там так улыбаться. Ну не может им не быть хотя бы грустно, что они смотрят этот телевизор не дома.

А они улыбаются. Да еще какими медленными улыбками. Именно улыбаются и говорят спокойно и медленно, словно воспроизводят некий заданный, заложенный в них кем-то текст. Я не услышала убежденности, не услышала личной точки зрения, экспрессии, которой свойственно появляться в разговоре с заведомым оппонентом.

Кормить блинами и журить, увы, бесполезно. Они явно не в себе. Это зомби, действующие строго по программе. Первая реакция о. Андрея Кураева показала его любящее сердце, но он тогда многого не знал. На мой взгляд, они опасны для общества.

Неожиданно прозвучали слова одной из девушек, что женщина должна быть в Церкви, священнодействовать. Жаль, интервьюер не спросил, зачем ей это надо.

Из любимых стихов

БОЛЕСЛАВ ЛЕСЬМЯН (1878 – 1937)
ДЕВУШКА
Двенадцать братьев, веря в сны, мечтой исследовали стену,
А за стеной девичий плач мерцал и гас попеременно.
И полюбили этот плач, стенящий в горести и в муке,
И представляли форму губ, как им подсказывали звуки…
Так может плакать только тот, кому безвыходно и больно! –
И позабыли братья мир – и мир задумался невольно…
И каждый молот в руки взял, и молча приступил к работе,
И не могла слепая ночь железа отличить от плоти!
«Скорей мы камень сокрушим, чем Девушку уступим ночи!» –
Так брат двенадцатый, стуча, твердил одиннадцати прочим.
Но был бесцелен тяжкий труд, напрасны были их усилья!
Они покорствовали сну, маскировавшемуся былью!
Слабеют мышцы, чахнет грудь, и бледность лиц – бесцветней жести!
И все в один и тот же час последним сном уснули вместе!
Но тени мертвых – Боже мой! – перехватили рукояти,
И молча встали у стены, как прежде них стояли братья…
И вновь был стук! И вновь был гром! И пыл осмысленных хотений!
И не могла слепая ночь железа отличить от тени!
«Скорей мы камень сокрушим, чем Девушку уступим ночи!» –
Стуча, двенадцатая тень твердит одиннадцати прочим.
Но вдруг из них исторглась жизнь, как в первый раз случилось телу,
И снова умерли они, поскольку в смерти нет предела…
И нет границ, и нет того, на что надеемся мы тщетно!
И сгинул смысл, и след пропал в исчезновеньи беспросветном…
Но каждый молот – Боже мой! – как прежде, в стену бил с разгона,
Взлетал и падал сам собой, звеня в себе железным звоном!
Звеня в простор, звеня в туман, наперекор безглазой жути!
И не могла слепая ночь постигнуть суть их новой сути!
«Скорей мы камень сокрушим, чем Девушку уступим ночи!» –
Стуча, двенадцатый из них твердил одиннадцати прочим.
И вот обрушилась стена, паденье эхом громко знача!
Но за стеной – пустая тьма! Ни сна, ни Девушки, ни плача!
Ничьих в мольбе простертых рук! Ничьей судьбы в цветочной гуще!
Там был лишь звук, безродный звук, неясный звук, слепой и лгущий!
Была досадливая злость, была бессмыслица сквозная!
Таков наш мир – жестокий мир! – зачем другого я не знаю?
В виду в ничто слинявших снов, в виду сомнений повсеместных,
Бездвижно молоты легли, в знак дела, сделанного честно.
И было море пустоты, подстерегающее землю!
Так что ж над ним смеешься ты, когда тебе оно не внемлет?
(перевод Валерия Акопова)

С Новым Годом!

А я-то, по наивности, думала, что восточный календарь никого не волнует. А вся лента в драконах. Даже батюшка на проповеди сегодня сказал, что год будет сложным, см. описание времени дракона в Апокалипсисе. Из-за других восточных тварей вроде бы народ так не волновался.

Вдова лет 19-ти

"Дама была вдова лет девятнадцати, женщина не бедная и вообще совершенно независимого положения, умная, порядочная женщина". (Н.Г Чернышевский "Что делать?")

Да когда ж она успела!

Мысль о субстантивации

Почему-то церковный жаргон из словосочетания "Святейший Патриарх" выбрал именно слово "Святейший" для обозначения главы Церкви. Клирики и их друзья все "Святейший сказал", "Святейший приезжает". Чаплин вот тоже по ТВ: "Вы что, хотите, чтобы Святейший на осле ездил?" Боюсь, что нецерковным людям может быть вообще непонятно, о ком идет речь. А когда узнают, думаю, отнесутся с иронией.

Преданья старины глубокой

Делали с сыном уроки. В учебнике такое деление на слоги: печ-ка. Позвонила учительнице.
- Какие у вас принципы слогоделения? Почему в слове "печка" "ч" относится к первому слогу?
- Да это уже испокон веков! - был ответ.

(no subject)

Неужели батюшки гуглят себя каждый день, не написал ли кто-нибудь про них в своем блоге. Я тоже иногда себя гуглила, когда преподавала в университете.